Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Раф Губайдуллин — для многих пензяков само имя звучит как музыка

14.10.2017, 0:06      Новости Пензы

Он был ярким, неожиданным, непохожим, самостоятельным и независимым, знающим себе цену. Вместе с тем — доступным, контактным, веселым. Сильная, глубокая личность, но и добрейшая — гордый Лев

ЗНАЕТЕ, КАКИМ ОН БЫЛ ПАРНЕМ?

Мы познакомились и навсегда подружились в Пензенском приборостроительном техникуме. Раф как-то незаметно появился рядом в первые дни сентября 1965 года, протянул навстречу ладонь, представился с широкой улыбкой: «Я Раф Губайдуллин, дважды татарин СССР» (мол, родился в Казани и, стало быть, имею особый татарский статус — качество).

Пришлось мне ему так же честно отвечать про статью-параграф в паспорте – про «инвалидность пятой группы»… Ему это очень понравилось, и он долго хохотал, обнажая зубы и хлопая себя по бокам. Ржал, пардон, как лошадь. Благо была большая перемена и стоял общий гомон в коридорах нашей бурсы, иначе мы обязательно привлекли бы внимание суровых стражей дисциплины во главе с директором Е.П. Будариным.

Обычно разбор полетов устраивался у него в кабинете. Он ласково журил проказника и шалуна, потом вызывал к себе зама по хозяйству Пономаренко: «Вот, Андрей Леонтьевич, дорогой, очень рекомендую тебе славного паренька, он с удовольствием выполнит любое твое задание по поддержанию нашего обширного хозяйства в надлежащем порядке!»

Нам с Рафом пришлось, увы, не один раз пройти через сии чистилища. И всегда наши проступки заключались лишь в одном: мы громко и неприлично смеялись не там, где надо, и в не то время.

А что нам оставалось делать? Не плакать же! Раф не выносил проявления невежества и мракобесия, был яростным противником любого жлобства. И оружие против всей этой мерзости было им выбрано самое правильное – смех, юмор, ирония. До сарказма дело не доходило.

Мы были единомышленниками, разделяли многие ценности и поэтому быстро подружились. Как-то незаметно дружба соединила нас со многими замечательными ребятами и девочками, многие из которых вскоре стали командой городского студенческого клуба «Данко».

Весь в белом!

В начале нового 1966/1967 учебного года Раф стал неистово излагать проснувшуюся в нем страсть немедленно создать ансамбль, как у знаменитых «Beatles». К тому времени у него была весьма приличная коллекция пластинок, магнитофонных записей многих всемирно знаменитых и популярных певцов, групп и оркестров. Он специально немного гасил звук на проигрывателе или магнитофоне, брал в руки гитару и заставлял меня слушать его соло…

Я с удовольствием слушал, представляя, как звенит гитарная струна и на сцену выходит Раф Губайдуллин весь в белом!

С этим «весь в белом» я Рафа доставал довольно долго, поэтому нисколько не удивился, когда по прошествии времени к нам на концерт в «Данко» он явился со своим ансамблем «Аврора» — все в шикарных белых костюмах.

И просто красавец!

Он был очень стильным, с отменным вкусом во всем, что касалось имиджа популярного в городе человека, музыканта, артиста. Я уже не говорю о самой музыке, манере исполнительского мастерства, репертуаре, сочинительстве. Он всегда воспринимал славу как доверительные и трогательные отношения со старыми и надежными друзьями, был вне зазнайства, вознесения, голово­кружения от своей мгновенно возникшей популярности. Он просто стал в итоге серьезнее, появилась исключительная забота о внешности.

Собственно, Раф всегда был чистоплотен и опрятен. Его мать Саида перманентно внимательно следила за его костюмом. В итоге комильфо было постоянным спутником нашего героя: тщательно подобранные или сшитые на заказ костюмы, рубашки, к ним – галстуки, запонки, носки и туфли, жабо и брошь, пальто и плащ, шарф и кашне…

Вот головные уборы Раф не носил и не выносил, ибо шевелюра на голове мощной лепки заменяла все шляпы, кепи и пр.

Баки и борода с усами ему явно шли и красочно дополняли образ хрестоматийного рок-музыканта, баловня судьбы и обстоятельств. К тому же он был строен, худощав и подтянут. Конечно, Раф был красив, привлекателен, весьма галантен. Излишне говорить, что пензенские девушки сходили по нему с ума…

А время никого не щадит...

Я так подробно выписываю классического раннего Рафа времени конца 60-х и до середины 80-х, чтобы сказать читателю о разительном контрасте с Рафаилом конца 90-х. В октябре 1998 года я специально приехал из Москвы на пару дней, дабы собрать своих самых-самых друзей и отметить свой полувековой юбилей.

Встреча удалась на славу. Раф, разумеется, был. Веселился, шутил, явно пребывая в ударе. Рассказывал мне о своих поездках в Нижний Новгород и выступлениях на музыкальной акции 1996-го и на фестивале 1997 года. Подарил на память афиши, буклеты.

От той встречи у меня остался фильм, где много кадров с Рафом. Добрая память. Память о совершенно другом человеке. Того – молодого, блестящего, подающего великие надежды – я оставил в мае 1971 года, когда ушел служить в Советскую Армию.

Через 25 лет, конечно, я увидел другого Рафа. За его плечами были Нижний Новгород и учеба в тамошнем университете, ансамбль «Мираж», слава, фестивали и конкурсы, любимые женщины, два брака, возвращение в Пензу, болезнь и смерть мамы, рождение сына, гастроли с филармоническими группами по всей стране, долгая работа в ресторане «Волга» и музыка, музыка, музыка…

Тогда, 17 октября 1998 года, в пензенском кафе «Бивак» я почувствовал, что Раф отыграл свое, состоялся, свершился и никаких инноваций он уже не жаждет.

Печально, но и закономерно…

Павел ЗАЙДФУДИМ.

НАША ПЕНЗЕНСКАЯ «АВРОРА»

Впервые я увидел Рафика в июне 1966 года на моем выпускном вечере в школе № 49 — он играл на бас-гитаре в ансамбле от приборостроительного техникума.

В то время мы с моим приятелем Валерой Дагом пытались самостоятельно освоить игру на гитаре. И вот с этим домашним репертуаром попросили руководителя ансамбля Александра Журина разрешить нам исполнить на выпускном вечере хотя бы одно произведение. Он согласился. И мы вместе с ансамблем сыграли произведение группы «The Animals» «Дом восходящего солнца».

По окончании меня подозвал Рафик, похвалил и предложил войти в состав его будущего ансамбля в качестве ритм-гитариста. Собирая людей, Рафику нужно было решить, где репетировать, выступать и, главное, где взять аппаратуру.

Надо сказать, что в те времена без каких-либо связей достичь чего-то было невозможно. Рафик обратился к директору «Электроавтомата» Н.К. Шихалееву, другу его семьи, с предложением создать ансамбль при заводе. Тот, конечно, помог. Для репетиций и выступлений был предложен дом культуры «Южный», от завода выделили аппаратуру и инструменты.

В августе 1967 года Рафик собрал ансамбль: Михаил Русинов — соло-гитара; Александр Канифатьев — ритм-гитара; сам он — бас-гитара; Владимир Липлейский — клавиши; Борис Наумов — ударные (впоследствии его сменил Юрий Милюков).

Тогда наш ориентир был на инструментальную группу «The Shadows». В сентябре 1967 года в доме культуры «Южный» начались репетиции. Очень много энергии было потрачено на то, чтобы ансамбль зазвучал профессионально. И мы достаточно быстро сделали музыкальную программу.

Иногда в качестве эксперимента Рафик брал соло-гитару и выдавал фантастическую импровизацию, необычную для того времени. Все были восхищены.

Выбрали название ансамбля — «Аврора». Визитной карточкой стала песня «Город над вольной Невой» в инструментальной обработке Рафика.

В начале октября руковод­ство предложило нам играть на танцах в том же ДК «Южный». На танцы приходило очень много народу, и Рафик с ансамблем приобретал в городе популярность.

Мы участвовали в профсоюзных вечерах от завода «Электроавтомат», выезжали в подшефные заводу совхозы и колхозы. Позднее группу постоянно приглашали играть в драмтеатр на так называемых «студенческих вторниках».

Наши выступления в драмтеатре были уже платными, потому мы смогли купить достойные электрогитары и сшить белые костюмы.

В начале 1969 года совет клуба «Данко» проводил в драмтеатре большой музыкальный фестиваль «Весенние ритмы». «Аврора» завоевала первое место как инструментальный ансамбль, а Рафик получил звание лучшего бас-гитариста.

Весной нас пригласили на телевидение выступить в прямом эфире. Передачу делал талантливый режиссер молодежных программ Арташес Тер-Казаров (впоследствии председатель Пензенской государственной телерадиокомпании).

У Рафика все сильнее проявлялась тяга к соло-гитаре. Тут, кстати, у него появился новый кумир — виртуоз из Великобритании Эрик Клэптон. В дальнейшем, став соло-гитаристом, Рафик часто использовал приемы игры на гитаре от Джими Хендрикса.

Мы все хотели, чтобы наш ансамбль был еще и вокальным. Приглашали на пробы разных певцов и певиц, но так никого и не приняли. Впоследст­вии Рафик познакомился с ВИА «Светляки», все участники которого были вокалистами, и принял решение о создании другой группы — «Мираж».

Моя музыкальная жизнь пошла другим путем, но наша дружба с Рафиком продолжалась всю жизнь.

Александр КАНИФАТЬЕВ.

МЫ БЫЛИ КАК БРАТЬЯ

Рафа Губайдуллина называли человеком-праздником. От него можно было ожидать всего, но чтобы уйти из жизни в новогоднее утро… Так и хочется сказать: «Нет, Раф, это уж слишком!» Раф родился 10 августа 1950 года в интеллигентной семье: мама — учительница, отец — военпред на одном из оборонных заводов.

От природы он был одаренным человеком. Но без упорного каждодневного труда, доходящего до самоистязания, не было бы того Рафа, которым он стал.

Музыкой занимался с детства — играл на скрипке. И тут вдруг бац — как гром среди ясного музыкального неба — «Битлз»! И Пол Маккартни — главный его кумир.

Позже Раф услышал игру великого рокмена Джими Хендрикса. Бас-гитара была заменена на гитару-соло. Началась тяжелая, изнурительная и кропотливая работа по изучению, освоению и переработке наследия нового кумира.

Раф сделал одну простую и вместе с тем гениальную вещь — переработав и переиграв все наследие гигантского Хендрикса, он не стал в точности копировать его музыкальные и гармоничные ходы и фразы, а стал исполнять музыку в стиле своего кумира.

Особое внимание Раф уделил звукоизвлечению и достиг в этом небывалых высот. Он буквально насиловал гитарные струны, вытягивая их пальцами так, что порой казалось: еще чуть-чуть — и они слетят с грифа. Звук был потрясающим!

Ему не нужен был вибратор, которым снабжены многие гитары. Он все делал пальцами. Это титаническая работа, благодаря которой Рафаил и стал музыкантом с большой буквы, о котором знали не только в музыкальных кругах Союза, но и за рубежом, и виртуозной игрой которого все восхищались.

Мое знакомство с Рафом произошло в Пензенском драмтеатре в конце 1960-х. Тогда наша бит-группа «Искатели» и ансамбль Рафа играли на студенческих вечерах. Мы подружились.

Позже, уже вернувшись из Горького, где он учился, Раф играл в нашем ансамбле на танцах в парке им. В.Г. Белинского, затем — в ресторане «Пенза».

Я не рок-музыкант, но с Рафом по-другому играть было нельзя. Он умел с первых аккордов ставить публику на рога. Особенно песней Джо Кокера «Unchain My Heart».

Ему нравился мой тяжелый роковый аккомпанемент. Мы заводили друг друга. Эффект был потрясающий, особенно когда Раф играл на гитаре, закинув ее за голову.

Позже наши музыкальные пути немного разошлись: Раф ушел работать в ресторан «Волга», а наш ансамбль пересел в ресторан «Сура». Но дружба осталась.

Любил Раф иногда теплым летним вечером после работы в «Волге» зайти к нам в «Суру». Мы к этому времени обычно тоже заканчивали. По соточке на посошок, бутылочку коньяка с собой — и домой. Нам по пути. Заходим к Рафу. Потягиваем коньячок, слушаем музыку, базарим.

Третий час ночи. Пора домой. Раф идет меня провожать. Приходим ко мне. Я достаю из соседского холодильника бутылочку коньяка, а на ее место кладу деньги (мой сосед был врачом, и пациенты в знак благодарности носили ему коньяк, а он не употреблял крепкие напитки).

Опять с Рафом потягиваем коньяк, слушаем музыку, базарим. Пятый час утра. Раф собирается домой. Иду его провожать. С сожалением расстаемся на перекрестке улиц Суворова и Кулакова.

Последних лет двадцать Раф публично не выступал. Играл дома для себя и для друзей. С конца лета 2016-го занемог. Стал плохо ходить. В конце осени окончательно слег. Стал плохо и невнятно говорить.

Мы с Владимиром Абдуловым в конце года несколько раз навестили его. Он нас очень ждал. Общались, подбадривали, верили в его выздоровление.

В 2 часа ночи 1 января 2017 года я позвонил Рафу, поздравил с наступившим Новым годом. С трудом разобрал несколько ответных слов.

А в одиннадцатом часу утра позвонила его жена Галина и, рыдая, сообщила, что Раф ушел от нас в мир иной.

Долго еще мне будет не хватать друга моего Рафушки...

Владимир УСЕЙНОВ.

Фото: из архива П. Зайдфудима
Источник: pravda-news.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования